http://abvgd.russian-russisch.info

Учить или нет?

За и против
Билингвизм, статьи





В начало

Учим

Логопедия

Тексты, пособия

Общение

Библиотека

Доска объявлений

Контакт

Помогите животным


РУССКИЙ ЯЗЫК ДЛЯ ДЕТЕЙ ЗА РУБЕЖОМ

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ


Начало Форум Конт@кт




ВСЕ СТАТЬИ открыть список статей в новом окне

Раннее двуязычие и гипотеза созревания мозга

Н.Ш.Александрова (Берлин)



Процессы становления языка у детей в одноязычной среде и в условиях многоязычия качественно различны. Второй язык для ребенка --- это еще одна целостная языковая система, а не дополнительные языковые единицы. В случае раннего двуязычия, на наш взгляд, наблюдается изменение всей программы реализации врожденной языковой способности. <<Усвоение языка есть усвоение целостной системы>> [Ковшиков 1994: 74]. Мозг может изменять, модифицировать свою структуру и функцию под воздействием изменений в окружающей среде или внутренних изменений [Kolk 2000; Huttenlocher 2002; Thomas 2003]. Детское многоязычие возможно как результат пластичных перестроек мозга под влиянием необходимости общаться на двух или нескольких языках.

При любых сценариях освоения двух языков в раннем возрасте присутствует выраженная тенденция к одноязычию. При погружении в новую языковую среду ребенка, уже говорящего на одном языке, эта тенденция выражается в обеднении или полной потере первого языка [Porsche 1983: 69; Pallier 2003; Jampert 2001]. При одновременном (симультанном) освоении двух языков та же тенденция проявляется в быстром забывании одного из языков, если интенсивность общения на этом языке по какой-то причине снижается [Montanari 2002: 101; Kielhofer, Jonekeit 2002: 15]. Только сосуществование на протяжении длительного времени двух языковых сред, необходимых ребенку (естественных или созданных искусственно), приводит к двуязычию и позволяет сохранить его. Создается впечатление, что пластичность направлена, с одной стороны, на удовлетворение важнейшей потребности в коммуникации, а с другой стороны, стремится к экономному использованию ресурсов мозга и возвращению к исходной (одноязычной) программе. Если при одноязычии мы наблюдаем последовательное совершенствование языка у ребенка, то при многоязычии присутствуют две противоположные тенденции --- совершенствование языка и его обеднение. Цель пластичных перестроек, спонтанно происходящих в условиях двуязычной среды, --- обеспечение языковой коммуникации, необходимой в данный момент, причем сохраняется только то, что используется. Это справедливо и для второго, третьего и т.д. языков. Пластичность мозга помогает решить проблемы общения, но не открывает второй языковой канал, не запускает механизм развития второго языка.

Асинхронность развития, т.е. отставание от возрастной нормы в формировании грамматических категорий одного из языков при симультанном двуязычии у детей, описаны в [Tracy 1996; Tracy, Gawlitzek-Maiwald 2000]. Изучалось языковое развитие детей от двух до пяти лет, которые одновременно осваивали немецкий и английский языки. Отмечено, что все дети находились в <<привилегированных>> условиях становления двуязычия. Авторы полагают, что представленные данные противоречат гипотезе созревания [Felix 1992], согласно которой появление функциональных категорий (артикли, окончания, вспомогательные глаголы и т.п.) в языке ребенка определяется программой созревания мозга. <<Если только созревание мозга отвечает за появление данных категорий, то они должны одновременно проявляться в обоих языках>>, --- заключают авторы [Tracy, Gawlitzek-Maiwald 2000]. Становление раннего многоязычия --- это не параллельное совершенствование автономных каналов-языков, а единый процесс, для которого характерно взаимодействие и взаимовлияние развивающихся языков, причем это взаимовлияние может быть как положительным, так и отрицательным.

В случае, когда два языка осваиваются ребенком в раннем возрасте в процессе коммуникации, может иметь место разное, и даже противоположное, отношение взрослых к этому процессу:

1) Родители хотят воспитать ребенка двуязычным, следят за развитием обоих языков и направляют это развитие, например, для поддержки слабого языка ребенка отправляют к родственникам в другую страну и т.п. (Подобный вариант двуязычного воспитания описан в [Kielhofer, Jonekeit 2002]). Именно при этом варианте становления раннего двуязычия, когда разрыв в уровне владения языками не слишком велик, как правило, наблюдается асинхронность развития, описанная в [Tracy, Gawlitzek-Maiwald 2000].

2) Языки осваиваются стихийно, только под влиянием общения в различных языковых группах. В этом случае можно наблюдать следующую закономерность --- ребенок осваивает каждый язык лишь в том объеме, какой является необходимым для общения на этом языке. При этом может существовать значительная разница в уровне владения языками. Так, например, в семьях с разделением языков по принципу <<одна персона --- один язык>>, дети часто понимают оба языка, но говорят лишь на одном [Romaine 1989: 169]. В условиях миграции также нередко семейный язык осваивается детьми только до уровня понимания. С теоретической точки зрения важно, что автоматического развития второго языка, перехода от стадии понимания к говорению (как при одноязычном воспитании) не происходит.

3) Описанные наблюдения не противоречат гипотезе созревания [Lenneberg 1972: 157; Burgschmidt, Götz 1974: 114; Felix 1982: 6; 1992], согласно которой усвоение языка ребенком определяется программой созревания мозга. Если рассматривать процессы приобретения языка в одноязычной среде и в условиях многоязычия как качественно различные (для такого заключения есть, на наш взгляд, достаточно оснований), то вряд ли можно привлекать данные, полученные при исследованиях становления многоязычия, для проверки гипотезы о природе процесса приобретения родного языка в одноязычной среде.



Литература



Ковшиков В.А. Экспрессивная алалия. СПб., 1994.

Burgschmidt E., Götz D. Kontrastive Linguistik deutsch / englisch. München, 1974.

Felix S.W. Psycholinguistische Aspekte des Zweitspracherwerbs. Language Development. 1982.

Felix S. Language acquisition as a maturational process // Theoretical issues in language acquisition: Continuity and change in development. Hillsdale, N.J., Erlbaum, 1992.

Huttenlocher P.R. Neural plasticity: The effects of environment on the development of the cerebral cortex. Cambridge, MA, 2002.

Jampert K. Sprachförderung entsteht über Beziehung und Aktivität // Treffpunkt deutsche Sprache: Eine Tagungsdokumentation. Projektheft 5 / 2000.

Kolk H. Multiple Route Plasticity // Brain and Language. 2000.

Lenneberg E.H. Biologische Grundlagen der Sprache. Frankfurt, 1967 / 1972.

Kielhöfer B., Jonekeit S. Zweisprachige Kindererziehung, 11 Aufl. Tübingen, 2002

Montanari E. Wie Kinder mehrsprachig aufwachsen. Frankfurt a.M., 2000 / 2002.

Pallier C., Dehaene S., Poline J.-B., LeBihan D., Argenti A.M., Dupoux E., Mehler J. Brain imaging of language plasticity in adopted adults: Can a second language replace the first? Cerebral Cortex, 13. 2003.

Porsche D.C. Die Zweisprachigkeit während des primären Spracherwerbs. Tübingen, 1983.

Romaine S. Bilingualism. Oxford, 1989.

Thomas M.S.C. Limits on plasticity. Journal of Cognition and Development 4 (1). 2003.

Tracy R. Von Ganzen und seinen Teilen: Uberlegungen zum doppelten Erstspracherwerb. Sprache, Kognition, 15. 1996. Heft 1--2.

Tracy R., Gawlitzek-Maiwald I. Bilingualismus in der frühen Kindheit // Lexikonartikel Enzyklopädie der Psychologie. Bd.3. Sprachentwicklung. 2000.

http://abvgd.net.ru © All rights reserved, 2006